Явные и скрытые политические смыслы ареста сенатора Арашукова

Арашуков30 января в Москве в зале заседаний Совета федерации произошло невиданное событие, которое является политическим хотя бы потому, что публично арестован сенатор Рауф Арашуков, которому вменяется в вину участие в преступном сообществе и заказных убийствах, а также давление на свидетеля. По версии следствия, он причастен к убийствам в 2010 году лидера черкесского движения «Адыге-Хасэ» Аслана Жукова и советника президента КЧР Фраля Шебзухова.
Сразу возникает вопрос о том, каким образом такой махровый преступник мог проникнуть в высший законодательный орган России, и, следовательно, мог влиять на формирование внутренней и внешней политики страны?
Второй вопрос тоже имеет не только уголовный, но и политический аспект: а сколько еще таких сенаторов-уголовников остались до поры до времени заседать в Совете Федерации?
Третий вопрос уже имеет чисто политический характер: если среди российских сенаторов имеются такие главари организованной преступности, то насколько легитимен Совет Федерации как высший орган законодательной власти страны?
Четвертый вопрос тоже имеет и уголовный, и политический аспекты: а сколько в наших региональных законодательных собраниях заседают вот такие «Арашуковы» и почему они до сих пор правят бал в регионах страны?
Можно назвать еще много таких похожих вопросов, которые имеют явный политический смысл.
Но ведь в задержании и аресте Рауфа Арашукова имеются еще и скрытые политические смыслы.
Как сообщалось в СМИ, Президент Владимир Путин был в курсе задержания сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова еще до начала операции. В то же время, высказываются мнения отдельных наблюдателей, что только Путин мог приказать Председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину и Генеральному прокурору Юрию Чайке осуществить задержание Арашукова с их личным участием в зале заседаний Совета Федерации.
Однако, нужно сказать, что это не совсем так.
Действительно, Путин был в курсе предстоящей операции. Но вот такой приказ Бастрыкину и Чайке он, скорее всего, не отдавал.
Во-первых, по Конституции РФ Президент России не обладает такими полномочиями. Он может только лишь «убедительно посоветовать» главам СК РФ и Генеральной прокуратуры осуществить те или иные действия.
Во-вторых, силовые органы во всем мире, и прежде всего — прокуратура, осуществляют свою деятельность в соответствии с требованиями глобального надгосударственного управления, которое играет важнейшую роль в расстановке высших управленческих кадров во всех странах мира.
И именно на надгосударственном уровне сейчас Президентом России признается Владимир Путин. И именно на надгосударственном уровне было признано необходимым максимально доходчиво объяснить всем элитам России, что играть против Путина в настоящее время чревато утерей не только общественного положения, но и всех капиталов, нажитых «непосильным трудом», а может быть даже и самой жизни.
Причем такие «убедительные санкции» будут осуществляться не по приказам Путина, а по указаниям лиц, осуществляющих функции международного надгосударственного управления. Вспомните, например, как показательно было осуществлено устранение Бориса Немцова 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту. Это ведь тоже был максимально убедительный и доходчивый сигнал для определенных «элит» России о необходимости изменения своего политического поведения.
И это основной скрытый смысл задержания Рауфа Арашукова во время заседания Совета Федерации.

Оставьте свой комментарий

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: